ЖАНР: #классическая_музыка, #concert

Моцарт. Реквием

Хор и симфонический оркестр Мариинского театра.

Главный хормейстер и дирижер – Андрей Петренко

Пожалуй, ни одно музыкальное произведение не окружено таким количеством легенд и тайн, как Реквием Моцарта.

Человек, одетый в черном,
Учтиво поклонившись, заказал
Мне Реквием и скрылся.

И далее:

Мне день и ночь покоя не дает
Мой черный человек.

Загадочная история о черном человеке и Реквиеме легла в основу маленькой трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери», написанной в 1830 году. Тот же сюжет занимает центральное место в нашумевшем фильме Формана «Амадеус», появившемся спустя полтора столетия. Мистический флер этой легенды немало способствовал популярности последнего, так и не законченного опуса великого композитора (его завершил по эскизам Моцарта его ученик Зюсмайер), хотя истинные обстоятельства заказа выяснились довольно скоро.

Таинственный незнакомец, предстающий у Пушкина как «виденье гробовое», был всего лишь слугой графа Вальзегга – большого любителя музыки, недурно игравшего на нескольких инструментах. Граф не довольствовался славой исполнителя, он желал непременно приобрести известность и как композитор, однако способностей к сочинению не имел. Блестящая изобретательность помогла ему тем не менее преодолеть это «незначительное» затруднение. За большую плату он анонимно заказывал лучшим композиторам произведения, которые затем выдавал за свои. «Творческий» замысел Реквиема, заупокойной службы, у него родился в связи с годовщиной смерти жены.

Вопреки легендарной версии, Моцарт не спешил приступать к выполнению заказа. Согласившись на сделку из-за крайней нужды в деньгах, он откладывал работу, надеясь заработать сочинением «от себя», а не от чужого лица, и серьезно занялся Реквиемом только когда смертельная болезнь приковала его самого к постели. Эта болезнь стала поводом для слухов о насильственной смерти Моцарта и сыграла злую шутку с выдающимся оперным композитором и педагогом Антонио Сальери, вошедшим в сознание потомков лишь в качестве отравителя своего гениального соперника. В действительности Сальери вряд ли был виновником кончины Моцарта, хотя… «кошки между ними все же пробегали».

Реквием, написанный для хора, солистов и оркестра, создан на традиционный латинский текст и развивает традиции ораториальных сочинений Баха и Генделя, партитуры которых Моцарт серьезно изучал. В сольных, ансамблевых и оркестровых эпизодах ощущается опыт композитора в оперном жанре. Яркие выразительные средства обеспечили Реквиему успех на концертной сцене, а моцартовская трактовка частей стала эталоном и продолжает оказывать влияние на композиторов вплоть до наших дней (Реквием Слонимского).

Requiem aeternam (Покой вечный даруй им, Господи…) – вступительный раздел, молитва о даровании покоя усопшим. Плачевые интонации у хора на фоне мерного «шагового» движения оркестра создают представление траурного шествия. Некоторое просветление наступает на словах Et lux perpetua luceat eis! (И свет вечный да воссияет им!). Второй раздел, стремительная фуга Kyrie eleison (Господи, помилуй), передает состояние обремененного грехами человечества в ожидании судного дня.

Следующие 6 номеров образуют драматический центр сочинения. Dies irae (День гнева) – живописная картина Страшного суда. Tuba mirum (Труба дивная) – призыв всем предстать перед троном Господним. Сверхширокие мелодические ходы в сочетании с медленным темпом создают образ спокойного величия. Rex tremendae – воплощение грозного Царя. Recordare (Помни, милостивый Иисусе) – часть, которая казалась Моцарту исключительно важной. Здесь укрепляется настроение сердечной доверчивости – композитор проникновенно показывает глубину любви и милости того, кто ранее был явлен как неумолимо строгий судия. В Confutatis (Сокрушив отверженных) изображению мучений грешников, где оркестр имитирует языки пламени, противопоставлены умоляющие фразы женского хора. В знаменитом переходе к следующему номеру средствами гармонии создается эффект все большего погружения, словно разверзаются круги ада. Lacrimosa (Слезная) – лирическая кульминация Реквиема.

Далее следует «Офферториум», молитвы, непосредственно предшествующие причастию – Domine Jesu (Господи Иисусе) и Hostias (Жертва). Установившаяся здесь атмосфера просветления закрепляется в разделах Sanctus (Святой), Benedictus (Благословен грядущий) и Agnus Dei (Агнец Божий), уравновешивающих общий трагический характер сочинения. Согласно пожеланию Моцарта, в конце повторена фуга из первого номера, что придает всему циклу большое единство.

Надежда Кулыгина

Показать ещё

Афиша

Загрузка

Показать все...