ЖАНР: #балет

ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ: 02:50

АНТРАКТЫ: 2

Золушка

Балет С. Прокофьева «Золушка» в постановке Алексея Ратманского. Сказка получилась не такой уж сказочной. У Золушки нет никакой феи-крестной, а свою награду в виде хрустальных башмачков и возможности отправиться на бал она получает только благодаря собственной доброте. Карету, лошадей и платье девушке дарят Времена Года, проникнувшись ее красотой. Свой танец для бала она придумывает, посмотрев, как названые сестренки вместе с хореографом-учителем не могут одолеть пару простых движений. Сценическое пространство выстроено так, чтобы выставить на первое место именно танец, все остальное — условность. И бальный зал, и домик Золушки, и другие интерьеры — всего лишь рисунок на заднем фоне. Больше никаких декораций нет. Такое решение заставляет внимательно всматриваться именно в танцевальное полотно балета и восхищаться красотой балетных па. 

«Золушка» стала дебютом Алексея Ратманского в форме многоактного сюжетного спектакля, до того в его постановочном багаже были только одноактовки и миниатюры. И Ратманский, в отличие от многих предшественников, ставивших этот балет, предложил интерпретацию масштабной партитуры Прокофьева, а не сюжета известной сказки. Оставив прошлому карамельно-сладкие детские сказки «о праве на счастье каждого, кто имеет доброе сердце», он поместил свою героиню во вневременную, но с приметами сегодняшнего дня среду, где чудеса вершат не прекрасные феи, а деловитая старушка-нищенка с сеткой апельсинов и свита задиристых панков. Глубину прокофьевского шедевра, его ноты тревоги и жизнелюбия Ратманский в союзе с Валерием Гергиевым, Ильей Уткиным, Евгением Монаховым и Еленой Марковской с постмодернисткой легкостью уместил в ироничном балете. Он предстал хореографом, на спектакле которого зрители смеются, а артисты, отдаваясь стихии игры, открывают в себе новые актерские грани и от души дурачатся. Так, дурачились сестры Золушки, изображая боксерский бой и поединок борцов сумо. А в сцене бала дурачился балетмейстер-сочинитель: чуждый какого-либо пафоса, он разрушал пафос сказочности. Вторя иронии, пронизывающей музыкальную тему Прокофьева, он создал пародию на традиционное сказочное представление о придворном обществе: то светские львы и львицы неуклюже переминались с ноги на ногу, то дамы жеманно потряхивали кистями, а кавалеры, сильно наклонив корпус, в глубоком плие скакали через сцену в па мазурки.
Ольга Макарова

Музыка Сергея Прокофьева
Либретто Николая Волкова по мотивам сказки Шарля Перро

Показать ещё

Афиша

Загрузка

Показать все...